Богоявленский храм города Коломны
Московская епархия, благочиние города Коломны
Новости
  • 24 Ноябрь 2017
    24 ноября в Коломенском перинатальном центре прошел круглый стол на тему «Профилактика отказа от детей при рождении и оставления их в учреждениях как фактор предупреждения социального сиротства» . 
    21 Ноябрь 2017
    21 ноября настоятель Богоявленского храма города Коломны священник Виктор Волков отслужил водосвятный молебен у поклонного креста в селе Коробчеево, установленного на месте разрушенного в советское время Михаило-Архангельского храма.  
Объявления
  • 25 Сентябрь 2017
    Воскресная школа при Богоявленском храме г. Коломны продолжает набор детей разного возраста. 
    25 Сентябрь 2017
    Каждую среду в Богоявленском храме на вечернем богослужении поёт хор православной молодёжи. Приглашаем юношей и девушек 14-35 лет. Конт.тел.: 8(906) 736-62-28.
Восстановим порушенные святыни
Восстановим порушенные святыни
Соль земли
Библия за год
Миссионерский отдел Московской епархии

ИСТОРИЯ ХРАМА

ИСТОРИЯ ХРАМА

 Церковь основана в бывшем в селе Бабышеве, что с XIV в. принадлежало великим княгиням Московским. В 1389 г. им владела святая Евдокия, супруга Димитрия Донского. В 1520-х гг. здесь поселяются строители Коломенского кремля, кирпичники и гончары. Так село становится пригородом: Гончарной слободой. Около 1480 г. София Палеолог, жена Ивана III, построила в своей вотчине церковь Зачатия  в память о рождении наследника престола Василия III. В XVI в. деревянный храм сгорел. Чудом уцелела лишь икона Спаса Нерукотворного. Поэтому новую церковь освятили в честь этого образа. В 1680 г. Спасский храм стали возводить каменным, но освятили его в 1689 г. как Богоявленский. 26 декабря 1782 г. (6 января 1783г. н.ст.) здесь, в церковном доме, родился небесный покровитель нашего города, Святитель Филарет   митрополит Московский и Коломенский. Тут служили его родичи: прадед, дед, родной брат, зять… В 1929-31 гг. приход возглавлял священномученик Иаков Бриллиантов (память 2 декабря н.ст.) – составитель акафиста иконе Божией Матери «Неупиваемая Чаша». Заступничеством наших святых, молитвами коломенцев, храм Богоявления-в-Гончарах во время безбожных гонений XX в. никогда не закрывался и сохранил драгоценные святыни: ковчег с частицами Креста Господня и мощей 64 святых, чтимую Страстную икону Божией Матери, иконостас XVII в. и другие древние реликвии. Приоритетные общественные проекты прихода: попечение о пациентах детского противотуберкулезного санатория, детская воскресная школа, православное молодёжное движение, общество трезвости  "Вера", Каждый вторник в 17-00 читается акафист перед иконой "Неупиваемая Чаша", после службы проходят беседы.  Таинство Крещения младенцев совершается ежедневно в 10-00.              Перед Крещением родителям и крестным следует посетить огласительную беседу. Тел.:8 (496) 612-35-09

 

РОДОВОЕ ГНЕЗДО ФИЛАРЕТА

Богоявленский храм

Казалось бы, всем известно, что малая родина святителя Филарета – старинный коломенский храм Богоявления-в-Гончарах. Эта святыня достаточно основательно изучена исследователями. Но знакомство автора этих строк с сохранившимися в архивах документами привело к ряду интересных открытий.
 

КОЛОМНЯТИН
Про Василия Дроздова – будущего святителя Филарета – его современники в XVIII в. сказали бы: «Он был коломнятин», т.е. коломенец. Именно так, непривычно для нас, в те времена именовали жителей Коломны. Об этом свидетельствует обнаруженный нами недавно самый ранний документ с упоминанием предков святителя Филарета (до сего дня самым первым считался источник 1751 года). Он отправляет нас во времена Анны Леопольдовны перед восшествием на престол Елизаветы Петровны.
В Метрических ведомостях Благовещенских, Богоявленских, Борисоглебских церквей Коломенского уезда за 16 января 1741 года есть Книга города Коломны церкви Богоявления Господня попа Афанасия Филипова  с причетчики записная со приходящии тоя церкви людем  на три части: кто имяны когда родились, браком венчались и померли.
Это не совсем книга – всего лишь несколько зеленоватых страниц с записями крестин, венчаний и отпеваний в Богоявленской церкви за 1740 г. Но это самый ранний из сохранившихся метрических документов нашего храма, к тому же подписанный рукой самого прадеда митрополита Филарета – священника Афанасия Филиппова. Заполнял ведомость другой человек с весьма  хорошим почерком, так что весь текст свободно прочитывается. К слову сказать,  нашему храму в этом смысле повезло. Записи других церквей, подшитые рядом, нуждаются в расшифровке.
Судя по этому источнику, приход тогда был небольшой. За весь 1740 год крестили 21 младенца, отпели 13 человек, венчали 3 супружеские пары.
Участвовали в таинствах коломнятины, жители Митяевой слободы и Боброва. А по социальному составу бросается в глаза обилие купцов и кирпитчинов, т.е. кирпичников. Коломенский кремль давно построили, а глиняных дел мастера, как и два века назад, всё ещё заселяли Гончарную слободу.
Часть первая  «О родившихся» сообщает, что родились
в генваре 4  –  слободки Митяевой у кирпитчина Ивана Ефимова сын Михайла... в феврале 4 – у коломнятина купецкого члена Трафима Акимова дочь Агафия;  у купецкого члена Александра Потапова сына Тупицына дочь Евдокея; у кирпитчина Петра Автономова дочь Евдокея...
в марте 3 – у коломнятина купецкого члена Акима Потапова сына Тупицына сын Кондрат; 4 – у помещицы вдовы Зиновия Ивлиовой дочери подьяческой  жены Тихона Петрова селца Боброва у крестьянина Федора Герасимова дочь Евдокея; 27 – у коломнятина купецкого члена Аврама Тихонова дочь Мария...
Итого в том приходе в 1740 году родилось мужеска пола 10, женска 11, обоего 21 член.
Нужно заметить, что автор этой рукописи писал буквы «и» и «н» подчас совершенно одинаково. Так что в начале документа именование жителя Коломны больше читается как коломиятин. К концу рукописи это слово больше похоже на «коломнятин».
Часть вторая «о браком сочетавшихся» гласит, что 1740 года венчались
в генваре 24 – коломнятин купецкой член О...рон Антон Арефьев слободки Митяевой с кирпитчиновой Денисовой Дочерью  Михайлова Девицой Елисаветой первым браком; в июле 19 – коломнятин кирпичной слободы  кирпитчин Иоаким Семенов с купецкой Ефимовой Дочерью Емельянова Девицой Домникой первым браком; в сентябре  26 – слободки мятяевой кирпитчин Ларион Ларионов  с коломнятиновой кирпичной слободы кирпитчина Парамонова Дочерью Юдина Девицой Марфой первым браком.
Видим, что в двух браках из трёх купцы породнились с кирпичниками.
Часть третия о умирающих сообщает, что 1740 года померли:
... в марте 3 – нищая вдова Феодосия Матфеева 43 лет; 9 – купецкого члена  Афанасия Малцова сестра вдова Дария Никитина 73-х лет...
в маи 1 – Дому Его Преосвященства секретаря Максима Никифорова  сына Шокурова селца Боброва у дворового члена Никиты Федорова дочь Матрона 5 месяцев...
в августе 10 – вышеозначенной Богоявленской церкви у попа Афанасия Филипова дочь Евдокея полугоду; 18 – коломнятин купецкой член Дмитрия Григорьев 40 лет; 26 –  слоботии Митяевой кирпитчин Василеи Дементьев сын Артемов 81 году;
в сентябре 9 – коломнятин купецкой член Марка Луки сын Рышов 54 лет; 18 – дому его преосвященства у копияста Федора Аврамова  сын Иван полугода...
Не секрет, что детская смертность в те времена была значительной. Вот и прадед Филарета иерей Афанасий отпел в августе 1740 г. свою полугодовалую дочь Евдокию.
Только за год мы видим, что участниками таинств стали  четырнадцать купеческих семейств: Акимовы, Антиповы, Ивлевы, Емельяновы, Рыжовы, Тупицыны...
Женщинам после родов не давали передышки. Судите сами. 24 января купец Иван Никифоров сын Вощенинов схоронил свою пятимесячную дочь Евдокию, а 20 апреля он уже крестил сына Тимофея. Как видим, не прошло и девяти месяцев.
В самом конце подписи: Афонася Фяляпов священник диакон Григорий Матфеев руку приложил.

 

ПРАДЕД АФАНАСИЙ
Итак, мы получили представление о приходе отца Афанасия. А что известно именно о нём самом?  Годы жизни прадеда Филарета помогают определить Исповедные ведомости 1743-1767 годов. Он родился в 1709 году, а скончался в 1772-73 гг.
Нигде у исследователей нет имени прабабушки Филарета. А теперь благодаря исповедным ведомостям мы его знаем – Анна Матфеева. Она была на три года моложе супруга, но скончалась раньше его – где-то между 1754 и 1763 годами, когда в церковных документах отца Афанасия называют вдовцом.
Был ли подписавший ведомость диакон Григорий Матфеев (ровесник отца Афанасия) родственником прабабушке, мы пока не знаем. Но это весьма вероятно. По исповедной ведомости 1754 г. на его месте служит уже другой диакон – Евфимий Дометиев.
У четы было три сына. Как известно, старший – Александр – стал протопресвитером Большого Успенского собора в Москве. Поэтому в поле зрения Богоявленских   документов он не попадает. Скончался в 1816 году.
Средний сын – Никита Афанасьевич – стал впоследствии священником нашего храма и дедом святителя Филарета.
Младший – Михаил – окончил Коломенскую семинарию на шесть лет позже Никиты. Оба братца пошли по стопам отца – стали причетчиками Богоявленского храма.
По Исповедной ведомости 1767 года г. Коломны в церкви Богоявления Господня служат: иерей Афанасий Филиппов 59 лет, вдов. У него дети: дьячок Никита Афанасьев 21 года и пономарь Михаил Афанасьев 15 лет.
Напомним, что дьячок – это не диакон, не священнослужитель. Это чин церковнослужителя выше пономаря. В ту пору в рядовых приходских храмах никаких певчих и уж тем более хоров не было.
Можно представить это трогательное семейное богослужение предков святителя Филарета в Богоявленском храме. Отец Афанасий предстоит у престола, а два его сына читают и поют...

 

ИЕРЕЙ НИКИТА

Ставленая грамота деда Филарета, 1773 г.

Это самый яркий из предков Филарета. Родной дед святителя прослужил в Богоявленском храме всю свою сознательную жизнь. Унаследовал приход от своего отца.
Родился в 1748-49 гг. Окончил Коломенскую семинарию. Служил сначала пономарем, а затем дьячком в родном храме под началом у отца. 6  августа 1773 года епископом Коломенским Феодосием рукоположен во священника к Богоявленской церкви.
Произошло это, по-видимому, после смерти отца Афанасия и женитьбы Никиты на Домнике Прокопиевне (1748-1824). Клировые ведомости помогли нам уточнить дату её рождения. Бабушка и крёстная святителя Филарета была менее чем на год старше своего супруга. Она пережила его. Последние годы жизни находилась на иждивении внука – Никиты Михайловича (брата Филарета), унаследовавшего Богоявленский  приход у деда.
Иерей Никита Афанасьев в документах иногда именуется Зачатским по имени древнего престола в Гончарах. Это был скромный труженик на церковной ниве. Клировые ведомости сообщают нам, что он пел и читал хорошо. Поведения хорошего. Единственная упоминаемая его награда – крест в память победы в Отечественной войне 1812 года.
По воспоминаниям самого святителя Филарета, после  богослужения зимними вечерами дедушка брал в руки гусли и напевал церковные песнопения.
Многие исследователи ошибочно именуют прадеда Филарета протоиереем. На самом деле до конца своих дней батюшка был иереем. Почему же за многолетнюю службу он не удостоился высшего для белого духовенства звания? Тайну сию открывает Клировая ведомость 1824 года.
В 1792 году за венчание иногороднаго лица со своею прихожанкою послан был под начало на 4 месяца для священнослужения, но за оказавшеюся по следствию правильностию брака возвращен из онаго не дожив срочнаго времени. Т.е. в наказание отправили служить в другое место, но затем вернули обратно.
Какая же здесь провинность? С точки зрения канонического церковного права – никакой. Но по практике того синодального времени, для венчания с иногородним требовалось особое разрешение (кажется, в таких случаях проводился «розыск», т.е. устанавливалось, не был ли этот человек уже женат и т.д.). Батюшка по какой-то причине не исполнил формальность, уверенный в честности новобрачных. И эта «провинность» указывалась впоследствии во всех послужных списках иерея Никиты. Думается, она-то и не позволила деду святителя получить вполне заслуженное многолетним усердным трудом звание.
Дочь Евдокия Никитична (мать Филарета) была замужем за священником  церкви Живоначальной Троицы, что в Ямской слободе, Михаилом Федоровым (Дроздовым), впоследствии священником Успенского собора. Другая дочь – Марина Никитична – была женой  священника Василия Кириллова, служившего сначала в Успенской церкви Брусенского девичьего монастыря, а затем в Борисоглебском храме в Запрудах.
Именно при иерее Никите Богоявленский храм приобретает тот вид, что мы можем созерцать сейчас. Разбираются деревянный Введенский храм и отдельно стоящая каменная звонница. Вместо них к холодному четверику XVII века пристраивают два теплых придела (Введенский и священномученика Харалампия) и высокую колокольню.
Дедушка святителя прослужил в нашем храме до марта 1821 года, когда уволился за штат по состоянию здоровья и передал приход своему внуку и тёзке – младшему брату святителя Филарета. Клировая ведомость так об этом сообщает:
От священнослужительской должности в 1821 году за старостию и слабостию уволен, при определении на место его  местнаго нынешняго священника, с дозволением впрочем исправлять временное в той церкви служение с согласия того местнаго священника, на пропитании коего, яко внука он и находится.
Вполне вероятно, что отец Никита, когда позволяло здоровье, служил в родном храме вместе с внуком ещё несколько лет.
В московском центральном историческом архиве сохранилось «Дело о смерти священника Никиты». Его открывает следующий рапорт на имя святителя Филарета, бывшего тогда архиепископом Московским и Коломенским:
Коломенской градской Богоявленской церкви престарелый священник Никита Афанасьев сего сентября 4 дня волею Божиею умре; о чем Вашему ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВУ съ приложением ставленой его грамматы всепокорнейшее рапортую.
Вашего ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА Всенижайший послушник Благочинный Успенский Протоиерей Иродионъ, сентябрь 10 дня 1824 года.
Думается, святой Филарет узнал о смерти любимого дедушки не из этого рапорта, и гораздо раньше. Но нам важна резолюция, наложенная святителем: отметить в ведомостях, грамоту хранить при деле. Благодаря этому распоряжению мы можем видеть и читать замечательный памятник – ставленую грамоту священника Никиты Афанасьева 1773 года. Этот документ выдал деду Филарета правящий архиерей сразу после рукоположения его во пресвитера.
Сама грамота имеет довольно большой формат, на плотной пожелтевшей бумаге текст отпечатан двумя красками: черной и красной (у нас красные слова будут подчеркнуты). Вот как он звучит.
БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ
Смиренный Феодосий Епископ Коломенский и Каширский
По благодати, дару и власти Всесвятаго и Живоначальнаго Духа, данной нам от Самаго Великаго Архиерея Господа нашего Иисуса Христа, через святыя и священныя его апостолы и их наместники и преемники  благоговейнаго сего мужа Никиту Афонасьева всяким первее опасным истязанием прилежно испытавшее, и достоверными свидетельствы, наипаче духовнаго его отца  дома нашего казначея иеромонаха ПАХОМИЯ о нем уверившеся,  по обычаю и чину святыя Апостольския восточныя церкви, благословением и рукоположением нашим, содействующу томуже Животворящему и всесовершающему Святому Духу, посвятили мы во иерея  ко храму БОГОЯВЛЕНИЯ ГОСПОДНЯ ВО ГРАД КОЛОМНУ АВГУСТА В 6 ДЕНЬ 1773 ГОДА и утвердили ему власть, тайнами святыми  совершати человека в жизнь христианскую духовную, крещати, миропомазывати, исповедывати, литургисати, венчати по воле и согласию мужа и жены, и последнее елеомазание над болящими совершати, над здравыми же никакоже дерзати творити, и вся церковная последования  и чины действовати, яко служителю Христову, и строителю тайн Божиих. Подобает же ему иерею, по нашему повелению, и по своей должности вседушно прилежати чтению божественных писаний, и не инако сия толковати, но якоже церковная светила,  святии и богоноснии отцы наши, пастырие и учителие, великим согласием истолковали: и по завещанию апостольскому, бытии трезвену, целомудру, благоговейну, честну, страннолюбиву, учителну, не пиянице, не бийце, не сварливу, не мшелоимцу, но кротку, не завистливу, не сребролюбцу, свой дом добре правящу, чада имущу в послушании со всякою чистотою: скверных и бабиих, якоже той апостол к Тимофею пишет, басней отрицатися, обучати же себе ко благочестию: образ бытии верным, словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою: паче же вверенныя ему люди учити благоверию, заповедям Божиим, и прочим всем христианским добродетелем, по вся дни  изряднее же в день неделный, якоже повелевает шестого селенскаго собора   правило девятнадесятое: и исповедавших ему своя совести вязати и решити благоразсудно по правилом святых апостол и учению богоносных отец по уставу же святыя восточныя церкве, и по нашему наставлению и повелению: вящшыя же и неудоборазсудныя вины приносити и предлагати нам: от храма же, к нему же благословен есть, и у него же служити определен, инамо без нашего благословения прейти никакоже дерзати,  по третиему правилу собора антиохийского: к сему же и правила в регламенте, то есть, уставе Правительствующего Духовнаго Синода пресвитерам уставленные, прилежно и часто почитовати, и по оным исполняти. Аще же  он иерей начнет житии безстрашно, или  что неприлично священству деяти: упиватися, или кощунствовати, или грабежства и хищения каковым либо образом творити, или инако безчинствовати, или о церкви и пастве своей не радети: запрещение иерейства да приимет, дондеже исправится, и покажет житие незазорное  и благочинное, иереем подобающее. Аще же что содеет возбраняющее священству, извержению же сана иерейскаго да подлежит, в оньже час  оное возбраняющее содеет. Обаче сего по нем не хощем, и не желаем, но паче тщатися ему всегда достойно ходити звания своего, и врученную себе паству пасти добре, да мудрых и верных служителей мздовоздаяние,  от руки Воздающего комуждо по делом его, восприимет, и не постыдится  в день страшнаго испытания владычня. Но да речет: Господи, се аз и дети моя. Да услышит же и сладкий оный глас глаголющий: добрый рабе благий и верный, над малыми был  еси верен, над многими тя поставлю, вниди в радость Господа твоего. И того ради вручили ему и обыкновенное о том поучение наше печатным тиснением изданное: еже должен  он изучити, и памятно всегда  изоуст умети, да удобее возможет  и жителству своему внимати, и паству свою поучати. Известнаго же ради свидетельства, яко он НИКИТА на степень иерейства нами рукоположен и благословен, дадеся ему сия наша архиерейская граммата, рукою нашею подписанная, и печатию нашею утвержденная, В БОГОСПАСАЕМОМ ГРАДЕ КОЛОМНЕ лета мироздания …ГО Воплощения же Божия Слова  (1773) ГОДА месяца СЕНТЯБРЯ в     день.
Так святой Филарет сохранил память о своём незабвенном дедушке для нас –потомков.

 

ДЕД МИХАИЛ
Двоюродный дед Филарета Михаил Афанасьев Зачатский родился в 1753-54 гг. Окончил в 1769 году Коломенскую семинарию и всю жизнь прослужил в Богоявленской церкви сначала пономарем, а затем (с 1779 г.) дьячком. Почему он не стал священником, как отец и брат? В Клировых ведомостях нашего храма за 1824 год узнаём, что Михаил Афанасьевич с 1810 г. был вдов после второго брака. А женившийся второй раз не мог стать священником, только низшим причетчиком. В документах значится, что чтение и пение совершал хорошо, а катехизис знал слабо.
Михаил Афанасьевич имел дочь Матрону, но выдал её замуж неудачно. Зять Иван Поликарпов с 1810 года служил пономарем в нашем храме и по клировым ведомостям был поведения средственнаго. Более того, увлекался спиртным и в состоянии опьянения часто буянил. От его поведения страдали близкие. Наконец, однажды, 19 июня 1822 г., он так разбушевался, что избил жену, семидесятилетнего тестя и оскорбил родного престарелого отца. На крики: "Караул!" – в дом Михаила Афанасьевича пришёл отец Никита – брат святителя Филарета, воглавлявший тогда приход. Он пытался образумить бесчинника. Но тот ещё больше свирепел. Так что батюшка вынужден был позвать соседей, и те связали дебошира. При этом буян укусил одного из связывавших.
Было решено принять меры – написали доношение в Коломенское духовное правление. Так появилось целое «Дело пономаря Ивана Поликарпова» с описанием некоторых его «художеств». За такое поведение Ивана отправили на полгода под начало в Давидову пустынь на черные работы. Это наказание, по-видимому, не исправило пономаря. В 1825 году на его место святитель Филарет назначил  другого человека – Феодора Юрасова. А Поликарпова перевели служить в храм села Дорошева под Клином.
Был у Михаила Афанасьевича и сын, что пытался защитить сестру от побоев мужа. Но как его звали, мы пока не знаем.
Михаил Зачатский прослужил в нашем храме дьячком до глубокой старости. По клировой ведомости 1835 г., он ещё числится в штате, несмотря на солидный возраст – 82 года. Скончался он, скорее всего, в 1836 г., когда на его место заступил Феодор Юрасов.

 

БРАТ НИКИТА
Что нового открыли нам архивы о родном младшем брате святителя Филарета?
Как известно, он принял приход от деда в 1821 году. Совсем недавно удалось обнаружить Дело о произведении СпасоВифанской семинарии студента Никиту Дроздова к Богоявленской церкви во священника.
В этой подшивке – несколько интересных документов. Во-первых, прошение самого Никиты Дроздова с его личной подписью. Надо признать, что почерк у брата Филарета был отменный. В прошении на имя митрополита Московского и Коломенского Серафима читаем:
Города Коломны Богоявленской церкви священник Никита Афанасьев по старости своих лет и слабости здаровья находя себя более не способным к продолжению своей должности желает уступить свое священническое место мне как внуку своему, дабы сим способом доставить пропитание и себе и жене своей, на которое место есть ли Вашего Высокопреосвященства благоволение воспоследует произведенным быть желаю. К сему
Того ради ВАШЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВО милостивейшего отца и архипастыря всепокорнейшее прошу меня на оное священническое место произвесть и на сие мое прошение учинить всемилостивейшую архипастырскую резолюцию. 1821 года марта дня прошению студент Спасовифанской семинарии Nикита Дроздов руку приложил
В автографе Никиты первая буква написана по-латински, что было довольно популярно в те времена.
В деле есть даже аттестат Никиты. Давайте посмотрим, как же он учился?
Аттестат
Объявитель сего Вифанской Духовной Семинарии Студент Никита Дроздов Московской епархии, Коломенскаго Успенскаго собора умершаго Прото-Иерея Михаила Федорова сын, посвященный в стихарь июля 11 дня 1819 года Высоко-Преосвященнейшим Серафимом, Митрополитом Московским, имеющий от роду 21 год при способностях отличных и прилежании неослабном обучался в оной семинарии наукам: богословским – превосходно, философским – очень хорошо, словесным – превосходно, историческим и математическим – хорошо, языкам: латинскому и греческому – очень хорошо, еврейскому и французскому – похвально. Поведения он весьма честнаго...
А этот документ свидетельствует, что перед рукоположением Никиты за него поручились прихожане Богоявленского храма.
Одобрение
Мы нижеподписавшиеся Города Коломны Богоявленской церкви прихожане свидетельствуем по чистоте нашей совести, что желающий быть при нашей церкви священником Спасовифанской семинарии студент перваго разряда Никита Михайлов Дроздов есть человек добрый, не пьяница, не бийца, в воровстве и обманах не изобличенный, не клеветник, не сварлив, в домостроительстве своем не ленивый; и потому мы его, есть ли наш прежний священник от должности будет уволен, иметь при нашей церкви священником желаем, в чем и подписуемся.
Далее стоит 22 личных подписи. 17 из них принадлежат купцам, а 5 – мещанам.
Так началось служение священника, а затем и протоиерея Никиты Дроздова...

 

ПОГОСТ
Где погребены родственники святителя? Осмелимся предположить, что не только на городском Петропавловском кладбище. Останки многих могут покоиться рядом с родовым гнездом, на погосте. Не зря же во время правления Филарета некрополь у Богоявленской церкви в 1844 г. обносится каменною оградою с железною решеткою? Об этом сообщают Клировые ведомости 1848 г. Там же говорится и о погостном участке земли в 122 кв. сажени.
Уж прадеды наверняка были погребены близ родного храма. Пролить свет на место погребения других близких святителя помогут, надеемся, метрические книги.
Протоиерей Игорь БЫЧКОВ,
настоятель Богоявленского храма г. Коломны

 

 

 

КУПЕЦ ПЕТР ЧУПРИКОВ И ДРУГИЕ
Оказывается, коломенский купец Петр Карпович Чуприков (+1916) прославился не только учреждением фабрики по производству знаменитой пастилы. Это был глубоко набожный человек. Недавно нами документально установлено, что, по крайней мере, с 1893 по 1906 годы он утверждался церковным старостой прихода храма Богоявления-в-Гончарах.
Ранее мы рассказывали читателям, что, пожалуй, самыми ценными источниками по истории приходов могут служить Клировые ведомости и метрические книги. Но есть и другие источники. Например, церковная периодика. В центральной исторической библиотеке, что находится в Москве  близ Иоанновского монастыря, сохранилась довольно полная подшивка журнала «Московские церковные ведомости» (МЦВ) XIX – начала XX веков. В официальном отделе этого издания нередко публиковались имена церковных старост московских и подмосковных приходов. Должность эта считалась тогда очень почетной. Многие купцы её добивались, но далеко не все сподоблялись такой чести.
Имя Петра Карповича Чуприкова как церковного старосты упомянуто в МЦВ 1893, 1896 и 1906 годов.
Нужно заметить, что согласно клировым ведомостям 1848 года, в числе благотворителей Богоявленского прихода были и  предки Петра Карповича – купцы Гавриил и Косма Чуприковы.
Приведём выписку из «Московских церковных ведомостей» (№28-оф.) за 1893 год. В ней – имена церковных старост не только Богоявленского, но и других коломенских храмов.
«Утвердить в должности церковных старост: ...к Михайло-Архангельской, г. Коломны, церкви Надворный Советник Иван Михайлович Бельский; к Иоанно-Богословской, г. Коломны, церкви потомственный почетный гражданин Григорий Яковлевич Буфеев; к Богоявленской, г. Коломны, церкви Коломенский купец Петр Карпович Чуприков; к Воскресенской, г. Коломны, церкви потомственный почетный гражданин Иван Агапович Прусаков; к Никитской, г. Коломны, церкви Коломенский купец Моисей Трофимович Щукин; к Николаевской, г. Коломны, церкви Коломенский мещанин Феодор Чистов; к Покровской, г. Коломны, церкви Коломенский купец Василий Александрович Быков; к Предтеченской, г. Коломны, церкви Коломенский купец Василий Иванович Панин; к Преображенской, г. Коломны, церкви Коломенский купец Дмитрий Иванович Муравлев; к Троицкой, г. Коломны, церкви Коломенский купец Петр Моисеевич Четкин; к Христорождественской, г. Коломны, церкви Коломенский потомственный почетный гражданин Иаков Афанасьевич Шевлягин; к Вознесенской, г. Коломны, церкви Коломенский купец Павел Флорович Шапошников».
Как видим, известный коломенский прасол Моисей Щукин (ему посвящена мемориальная доска на Посадской улице) был церковным старостой, а значит главным благотворителем ближайшей Никитской церкви.
А вот что сообщают «Московские церковные ведомости» (№11-оф.) за 1906 год.
«Утверждены в должности церковных старост к церквам: Покровской г. Коломны, – мещанин Алексей Третьяков; Ильинской села Сандырей, Коломенского уезда, – потомственный почетный гражданин Павел Бакулин; Иоанно-Предтеченской, гор. Коломны, – мещанин Павел Казаков; Богоявленской, города Коломны,  - Коломенский купец Петр Чуприков; Николаевской, что в крепости, г. Коломны (т.е. Николы Гостиного), – мещанин Яков Кирилловок.
Хорошо, если бы во всех приходах поминали своих церковных старост. Ведь их трудами созидались, содержались и благоукрашались наши храмы.
Протоиерей Игорь БЫЧКОВ      

 

РАЗОБЛАЧЕНИЕ
Несмотря на все предостережения Церкви, до сего дня немало людей становятся жертвами лжецелителей. А как поступали с такими обманщиками в нашем отечестве лет эдак 250 назад? Оказывается, сохранились документальные свидетельства...
Страшные подозрения
В марте 1765-го года из тульской Провинциальной Канцелярии в коломенскую Духовную Консисторию была прислана Авдотья Васильевна Тюленева, вдова оружейного мастера, обвинявшаяся то ли  в колдовстве, то ли в злокозненном волшебстве – это ещё предстояло выяснить. В сопроводительном документе по этому делу – так называемой «премемории» – говорилось о событиях в селе Рудневе, вотчине бригадира Ивана Игнатьева (бригадир, старинный воинский чин – выше полковника, но ниже генерала). Там был пойман дворовый человек Василий Алексеев, у которого нашли узелок с солью и сухой травой, а также записку, в которой  Алексеева просили  соль из узелочка подмешать в пищу барину, а толченую траву подсыпать в питье.
Найденные у слуги соль и травы исследовали в Медицинской Коллегии тульской Провинциальной канцелярии. Оказалось, что соль та была самая обыкновенная, а сухая трава так сильно измята, что установить, что это были за растения, не представлялось возможным. Однако же, проводя опыты, выяснили, что от употребления в пищу отнятых у Алексеева соли и трав никакого вреда выйти не могло. Зачем эти странные снадобья нужно было скормить барину,  сам Василий Алексеев объяснить не мог, сказав только, что об этом просил его приятель, тоже дворовый Игнатьева, сбежавший от барина Василий Александров, скрывавшийся где-то в Туле и ближайшей к городу округе.  
По заявлению бригадира Игнатьева Провинциальная канцелярия учинила розыск Александрова,  которого взяли под стражу и привели к допросу. Подозреваемый был трижды пытан и твердо стоял на том показании, что никакого вреда своему барину не желал, а хотел только волшебным способом смягчить его сердце, чтобы тот не сильно гневался на него, когда он явится к нему с повинной за побег.
С его слов выходило, что шатаясь «меж двор» в Туле,  в каком-то кабаке от людей слыхал, что некая Авдотья Тюленева слывет волшебницей и у неё можно получить заветное средство, смягчающее сердца начальствующих, унимая гнев, обращённый против «малых сих». Отыскав ту Авдотью, беглый дворовый просил ему помочь, и та, взяв соли да травы, молилась над ними и говорила заговорные слова, после чего отдала наговоренную соль и траву Василию, присоветовав сыпать соль в еду, а траву класть в питье тому человеку которого предполагалось очаровать волшебством. Уплатив за наговоренные соль с травой 95 копеек, Александров отослал их в Руднево, к другу своему и тезке Василию Алексееву с припиской как надлежит с ними поступить.
Когда после этих показаний подозрение в подготовке отравления бригадира Игнатьева отпало, сразу же возникло обвинение в подготовке преступления совсем иного рода. Как только в показаниях замелькали сведения о волшебстве и прочем чародействе, взятую под стражу Авдотью Тюленеву отправили в Коломну на двор его преосвященства епископа Коломенского Феодосия для рассмотрения дела по принадлежности состава преступления, подпадавшего под юрисдикцию епископского суда. Для расследования дело было отдано в коломенскую Духовную Консисторию, в подчинении которой находились приходы и монастыри тульской провинции.  
 Формальное следствие  
Привезённая в Коломну 14-го марта 1765-го года Авдотья Тюленева  предстала перед присутствующими в Консистории и «по довольному увещанию» стала рассказывать о себе и своём преступлении.  Родилась она в селе Бушеве Тульского уезда. Отец Авдотьи был дворовым человеком Василия Елисеевича Хомякова, а сама она, «войдя в лета», была взята к тому же барину в «сенные девушки» (горничные или иные домашние прислуги). На этой службе Авдотья стяжала барскую милость и, получив от своего господина вольную, в Туле вышла за казённого кузнеца, «станочного мастера» Василия Бурдылина, с которым прожила, почитай, лет десять.
Овдовев, она справила все положенные поминки и, выждав должные сроки, второй раз пошла под венец  и опять за казённого кузнеца, замочного мастера Ивана Тюленина. На роду ей было написано пережить и второго мужа – после 20-ти лет брака Авдотья овдовела вторично. Она бы, может быть, и в третий раз сходила бы замуж, благо что «честной вдове» закон такое дозволял, да была она уже не в том возрасте, чтобы прельщать женихов. Оставшись одна и не имея надёжных доходов, Авдотья «пошла жить по людям», нанимаясь в разные дома прислугой.
Знакомства своего с Александровым она не отрицала и признавала, что дала ему соль и траву, над которыми прежде того помолилась, однако отрицала всякое волшебство, уверяя, что никогда ничему такому не училась и ни одного волшебника в жизни не встречала. Она просто обманула доверчивого мужичка, желая получить от него дармовое угощение.
В Рождественский мясоед 1765-го года – а какого именно дня и месяца будучи  не ученая грамоте Авдотья точно сказать не смогла – пошла вдовица на двор казенного кузнеца из тульской Оружейной слободы вертельщика Фёдора Устюжникова, чтобы попросить кошку для хозяина своего, казенного кузнеца той же слободы Ивана Холмина, в доме которого  жила прислугой. Придя в дом Устюжниковых, она там в гостях застала незнакомого человека – как потом оказалось, того самого Василия Александрова – который угощал хозяев вином. Жена Устюжникова потихоньку предложила Авдотье «обпить» того Васильева, и та с нею согласилась.
Они порядочно подвыпили, Авдотья взяла кошку и потащилась домой, а гость Устюжников пошел за ней. Дорогой он зашел в кабак, купил ещё вина и, придя в дом Холмина, стал угощать Авдотью и выпиваючи рассказал ей, что сбежал от барина своего и хотел бы вернуться, да побаивается строгого наказания от него. Говорил Александров, что слыхал от людей, будто бы вдова Тюленева знает волшебство, и просил  ему поворожить, чтобы сердце барское смягчилось.
Пьяненькая Авдотья, не желая терять дармовщинку, согласилась помочь. И, взяв соли  и сухой травы, которой её хозяин Иван Холмин присыпал раны и ожоги на руках, получаемые при работе с горячим металлом, положив их перед собой, Авдотья прочла над солью и травой молитву «Богородице Дево, радуйся», а потом уже «говорила спроста»: «Утоли Господи сердце онаго бригадира Игнатьева». Совершив эти обряды, завязала соль с травой в узелок, отдала их Александрову, присоветовав, как использовать снадобья, и приняла от него плату. Сколько с Александорова получала, точно не помнит, поскольку была к тому моменту уже сильно пьяной.
Показания свидетелей
Через девять дней после первого допроса – 23-го марта 1765-го года – Авдотью Васильевну Тюленеву драли плетьми, а потом приступили с расспросами вторично, но она «на прежних своих показаниях стояла твердо». После второго допроса её отправили в тюремный подвал епископского дома, а тем временем в Тулу отправили запросы в Провинциальную канцелярию и града Тулы поповскому старосте, Старо-Воскресенского собора иерею Иоанну Романову запросы дополнительных сведений. Ближе к лету пришли ответы, и священник тульской церкви Мученика Никиты иерей Иван Никифоров, в приходе которого Авдотья Тюленева прожила более двадцати лет, сообщал, что та вдова была его духовным чадом, у исповеди бывала не каждый год, соответственно и Святых Тайн причащалась «по достоинству времени», и в храм приходила нерегулярно, однако же никакого волшебства пастырь за ней не примечал и от людей ничего такого об Авдотье не слыхал.  Из всех грехов в большей степени она была подвержена известного рода «невоздержанности» и  пьянству, которому, овдовев вторично, предавалась всё больше.
Из Провинциальной канцелярии 4-го июля 1765-го года прибыли листы допросов Ивана Холмина и его соседей, рассказавших об Авдотье примерно одно и то же. Кузнец Холмин показал, что в его доме вдова прожила около семи лет, и за все это время «никакого хитрого волшебства» за ней примечено не было. Обманывать же людей ей приходилось неоднократно. Вдова распускала слухи, что умеет лечить травами, продавала сушеную траву, но никогда заговоров над нею «не чинила».
Продав траву и соль Александрову, вдова сорвалась в сильнейший запой, и, опасаясь того, что как бы «через ту дачу трав  не учинилось бы какого вреда», озлившись на её пьянство, Холмин  «со своего двора ту Авдотью Тюленеву избыл». Его соседи –  приборный отдельщик Василий Горбунов, замочный отдельщик Самойло, мастер-присадчик Иван и отдельщик же Петр Тумасов показали, что за проживавшей на дворе кузнеца Холмина вдовой Тюленевой никакого волшебства не примечали, и ничего, кроме наклонности к пьянству они худого припомнить не смогли.
Суд да дело
Судили Авдотью Тюленеву по своду церковных законов, «Кормчей книге», за обман простого народа, приходившего к ней за целебными травами, и употребление для обмана наговора и молитв Пресвятой Богородицы, «чем она завела Василия Александрова до троекратного при розысках телесного оскорбления». Согласно 9-му правилу  св. ап. Павла; 1-му правилу VI Вселенского собора; 72 и 83 правилам св. Василия Великого; 18-му правилу 176-й главы книги «Номаканон», а также по толкованиям на «Воинский артикул», по указу от 20-го мая 1763-го года, 28 и 29 параграфов 21-й главы «Уложений законов», приговорили «учинить ей за то на страх, чтобы впредь неповадно чинить не дерзала наистрожайшее при Консистории наказание».
Согласно тому приговору, выпоров плетьми, Авдотью должны были отправить в тульский  Успенский     Девичий монастырь на два года. «И всё то время находиться ей в крепком монастырском содержании. На всякий день при священослужении церковном  класть ей по сотне поклонов земных. Кроме воскресных и праздничных дней,  есть её только сухоядение, а до невоздерженности и пьянства её отнюдь не допускать». После двух лет такого житья её судьбу должны были решить игуменья и сестры, которые свидетельствовали бы её поведение, о чем должны были дать знать в коломенскую Духовную Консисторию специальным доношением.
Приговор подписали присутствовавшие в Консистории архимандрит коломенского Спасского монастыря Вонифатий, игумен Бобреневского монастыря Григорий и иерей Успенский, соборный ключарь. Приговор этот был конфирмован епископом Феодосием «1765-го года октября 17-го дня», и с того момента он вступил в законную силу.    
Валерий Ярхо